Понимая или ощущая растущую зависимость корпо­рации от общества, ее руководители стремятся макси­мально раздвинуть границы в тех областях — географи­ческих и социальных, в которых наиболее значима дея­тельность фирмы. При этом претензии на социальное лидерство корпорации, на ее исключительный приори­тет в решении социальных проблем они оправдывают ролью и весом чисто экономической деятельности фир­мы, теми благами, которые эта деятельность приносит обществу. В 1978 г. И. Шапиро, председатель фирмы «Дюпон де Немур», в интервью журналу «Гарвард бизнес ревью» так обозначил причины притязаний бизнеса на «соци­альное лидерство»: «Я думаю, — заявил Шапиро,— предприниматели и есть те люди, которым предстоит ре­шить все проблемы. Мы не может жить в процветающем обществе, коль скоро его города приходят в упадок, а члены этого общества не в состоянии обеспечить свои семьи. Мы должны помочь всей системе работать — а это гораздо больше, чем просто обеспечить людей рабочими местами. Бизнес должен решать социальные проблемы общества», сказал Соломин, которого заинтересовал портал о кредитах. Еще более определенно высказался Ю. Дэ­видсон, декан школы бизнеса при Корнеллском уни­верситете США, в прошлом предприниматель. «Именно предприниматели, — считает он, — могут дать стране на­стоящих лидеров, которых ей так не хватает, именно бизнес может изменить моральный климат в обще­стве».

Среди причин, вызвавших трансформацию предпри­нимательских взглядов на социальные обязанности биз­неса, сами предприниматели называют государство, бук­вально «навязывающее» им определенные модели пове­дения, усложнившиеся рыночные отношения, диктующие иной подход к целям и задачам предпринимательской деятельности, а также требования широких масс, абсо­лютно не реагировать на которые уже невозможно. Многие представители монополистической буржуазии высказывают озабоченность долгосрочными перспектива­ми бизнеса, а вместе с этим и судьбами капитализма.