По мнению Г. М. Андреевой, задача социально-психо­логического анализа больших социальных групп, в том числе классов, состоит в выделении черт группы, свой­ственных ей как субъекту социальной деятельности, та­ких групповых образований, «как групповые интересы, групповые потребности, групповые нормы, групповые ценности, групповое мнение, групповые цели». Сформу­лированный здесь подход представляется весьма плодо­творным. Психология больших, т. е. действующих в мас­штабах всего общества, социальных групп проявляется прежде всего в их общественно-политической деятельно­сти. Согласно марксистско-ленинской теории, классы яв­ляются основными субъектами исторического действия, и выявление психологических характеристик — одна из

Важнейших задач исследования классовой психологии. Однако в этом случае исследователь сталкивается с определенными трудностями. Во-первых, не все со­циальные группы являются субъектами действия, обла­дают необходимыми социально-психологическими харак­теристиками, которые придают их деятельности опреде­ленную направленность. К. Маркс писал о французских крестьянах середины XIX в., что они «неспособны защи­щать свои классовые интересы от своего собственного имени». Подобная ситуация нередко наблюдается и в современном капиталистическом обществе. Во-вторых, даже в тех больших социальных группах, которые выработали определенные представления о сво­их интересах и целях, далеко не все члены этих групп разделяют такие представления. Часто бывает так, что в одной и той же группе сосуществуют разные представ­ления о ее потребностях, интересах, целях в обществе. В таком случае группа может выступать в качестве субъ­екта социальной деятельности, но эта деятельность яв­ляется неоднозначной, разнонаправленной. Поэтому выявление тех групповых, особенно классовых, черт психологии и поведения, в которых выражены объектив­ные интересы группы, обычно связано с абстрагирова­нием от многообразия ее социально-психологического облика. Так, В. В. Шаронов настаивает на необходимости различения «классовой психологии», направляющей «практическую деятельность класса на достижение истинно классовых целей», и… «психологии класса»… представляющей собой «сложную целостную систему его массового сознания». Можно согласиться с предлагаемым В. В. Шароновым принципом анализа психологии классов. Однако вряд ли можно считать удачной применяемую им терминологию. На наш взгляд, выделенные этим исследователем компо­ненты общественной психологии представляют собой раз­ные уровни ее развития, сосуществующие в массовом со­знании класса.