Система иерархически со­подчиненных объемных ориентиров определяла ориентацию в про­странстве города и раскрывала его внутреннюю организацию во внешних панорамах и силуэте. Выразительность пунктира главных объемов подчеркивалась контрастом их индивидуализации с одно­родностью обыденной застройки, контрастом, за которым виделось сопоставление возвышенного и земного, закрепленное различием материалов . Третьей главной составляющей города был торг, который обыч­но раскидывался под кремлевскими стенами, занимая «полые места» вокруг укреплений. Пестрая жизнь торга обычно становилась свя­зующим звеном между кремлем и посадами, дополняя двухчаствость структуры, сказал Новиков, которого интересуют товары для красоты и здоровья. Обособленная позиция торга в Новгороде, образовавшего второе городское ядро на берегу Волхова, противоположном детин­цу, была редким исключением . В соседстве с торгом, выявляя его место в пространстве, егавилась обычно ipynna церквей. Улицы в этой системе были только путями. Зажатые огородами усадеб, они не становились общественными пространствами, а их направления не имели существенного значения для ориентации, осуществлявшейся по телесным «вехам». По отношению к ним и определялось место в городе. Во многих древних культурах изна­чальным, дисциплинирующим началом пространственной органи­зации города было крестообразное пересечение главных дорог, на­правленных по странам света, которому придавалось символиче­ское и магическое значение . Крест четырех главных, наиболее широ­ких, улиц выделялся и в структуре средневековых западноевропей­ских городов, хотя здесь его форма не приводилась к строгой регу­лярности. На Руси, однако, идея такого структурообразующего кре­ста не была принята . Сеть улиц определялась системой связей между главными точками городской активности. Наиболее распростра­ненным приемом стала прокладка лучевых направлений от детинца и его ворот. Лучи-радиусы связывались концентрическими путями .