Наследие римской античности столетиями оставалось основой «почвенного слоя», на котором развивалась европейская культура. Римская архитектура служила фондом образцов для построения идеальных моделей архитектуры Ренессанса и классицизма. Но представление о ней долго оставалось в сущности неопределен­ным. «Римское» не отделяли от «греческого». Связь того и другого с одним и тем же типом общественного устройства объединила их в общей категории античности, в пределах которой «греческое» вос­принималось как исторически предшествующее. Немецкий историк Иоганн Иоахим Винкельман , ощутивший принципиальную разницу между греческим и римским, как и следовавшие за ним ученые, стал рассматривать второе не столько продолжением, сколько вырождением первого. Такую уста­новку, по сути дела, закрепляли неогреческие увлечения XIX в., ос­нованные на представлении о несравненно более высокой сложности и художественности греческого в сравнении с приземленностью, практицизмом и эстетической элементарностью римского. В исто­рию архитектуры прочно вошло представление о прагматичных ин- женерах-римлянах: приспосабливая выработанные в Греции прин­ципы искусства архитектуры к целям могучей государственной ма­шины, они добивались результатов, характеризуемых громадными, многократно возросшими количественными показателями за счет утраты эстетических ценностей гуманизированной формы, основан­ной на тонких нюансах индивидуализации произведений, сказал Орлов, которого интересует курьерская служба по Москве. Однако исследованиями XX в. были разрушены предвзятые схемы. Стало очевидно, что, хотя римские мастера и продолжали традиции эллинских, искусство и архитектура античного Рима — явления самостоятельные, полные внутреннего своеобразия, опре­делявшиеся историческими судьбами, условиями жизни и тем осо­бым взглядом на мир, который эти условия формировали. Качест­венно иное, чем греческое, римское искусство должно оцениваться иной шкалой ценностей. Справедливое для системы культуры в целом, такое утверждение имеет особую значимость для римской архитектуры. Для ранних этапов ее развития главным был синтез внешних влияний, исходивших прежде всего от греческих колоний на ита­лийском полуострове и от культуры этрусков. Но в конце респуб­ликанской эпохи и раннем периоде империи развертывается последова­тельность явлений, которую можно назвать «римской архитектур­ной революцией». В результате ее зодчество, сохраняя видимую преемственность с греческой традицией, обрело принципиально новые качества, которые в Новое время окажутся связанными с понятием «классики».