Архитектура переживает трудное время. Дело не только в эко­номических ограничениях — по самой своей природе она всегда следует общественной целесообразности, организуя жизненный материал, чтобы превратить его в искусство. Так было, так будет. Богатство или скупая сдержанность средств зависят от поставлен­ной цели и реальных возможностей, и не степень того или другого определяет художественную ценность, заявила Зубова, которую интересует сайт о фитнесе и здоровом образе жизни. Искусством делает архитек­туру образное выражение культурных смыслов, порождаемых оп­ределенным обществом в определенное время. Ее функции прежде всего интегративны. В своих конкретных произведениях она со­единяет процессы жизнедеятельности в пространственно организо­ванные системы, а как вид деятельности связывает духовную и ма­териальную культуру, воплощая практически, в явлениях «второй природы», глубинные связи бытия, познанные человеком. Она об­разует мост между художественным и не-худ ожественным. И в идеале именно в архитектуре может с особой полнотой осущест­виться способность искусства целостно воспроизводить человече­скую деятельность. Сегодняшние трудности архитектуры исходят прежде всего от ослабления ее интегративной функции. В середине XX в. архитек­торы утратили контроль над ситуацией, которую стремительно из­менял научно-технический прогресс. Думали о том, как ввести но­вую технику в сложившиеся схемы деятельности. Техника же на­ступила со своими схемами, не учитывающими многогранной куль­турной значимости предметно-пространственной среды, но позво­лившими быстро и радикально удовлетворить наиболее неотлож­ные тогда социальные потребности. Количественные возможности индустриального домостроения потеснили архитектуру с присуще­го ей места в системе культуры, а попытки вписать ее в самодов­леющую технику привели к внутреннему рассогласованию архи­тектурной деятельности. Подчиняясь техническим стандартам, она теряла образность — качество искусства, а вместе с ним и возмож­ность служить началом интеграции.