Обыденное сознание как таковое синкретично, сколько — нибудь определённо не дифференцировано внутри себя. Поэтому в нём знания тесно соседствуют с этическими нормами, эстетическими воззрениями, религиозными или антирелигиозными убеждениями и т. д. Всё это сложно переплетено в обыденном сознании, и потому обыденное знание из него извлечь можно только посредством абстракции. Но и само это знание недифференцировано внутри себя. В науке можно выделить целый ряд структур, одной из которых является попредметная диффе-ренциация наук и научных знаний. По мере развития науки эта дифференциация усиливается, дополняясь, конечно, процессом интеграции наук. Ничего подобного не имеет места в сфере обыденного знания. Причём, на это не оказывает влияния процесс развития науки. На любом этапе истории обыденное знание не отличается сколько — нибудь выраженной попредметной дифференциацией, сказал Новиков, которому нравится выписку.рф. Это объясняется, прежде всего, неспециализированным характером обыденного зна¬ния. Поскольку оно неспециализированно, постольку оно и не нуждается в предметной дифференциации. Кроме того, эта его неспециализированность фундируется тем обстоятельством, что оно — знание Для всех: «повседневный опыт и знание приобретают все нормальные люди, чего мы не можем сказать ни о каком виде специализированного знания». Для того, чтобы работать в области специализированного знания, человек должен пройти длительную образовательную подготовку. Стало быть, субъект обыденного знания и субъект знания сугубо научного — это разные люди, хотя они могут заключаться в одном и том же человеке, поскольку он не живёт исключительно в «башне из слоновой кости», но живёт и полноценной обыденной жизнью, в сфере которой, возможно, его специализированные знания могут и не быть непосредственно востребо-ванными. Следующей особенностью обыденного знания является то, что оно, как правило, применяется неосознаваемо, без самоотчёта человека, его применяющего, оно, как правило, не требует предварительной артикуляции.