Процесс начался в 1970-х годах, когда Майкл Милкен, трейдер из Drexel Burnham Lambert, пришел к выводу, что цены «мусорных» облигаций (их еще называют «бросовыми»), к которым относят облигации, оцениваемые кредитно-рейтинговыми агентствами ниже «инвестиционного уровня», являются, как правило, заниженными. Это происходило либо из-за иррационального отвращения к ним инвесторов, либо потому, что для них не было ликвидного рынка, на котором с этими ценными бумагами совершались бы сделки. Милкен воспользовался неэффективностью этого рынка и придумал структуру, которая стала доминирующей в торговле и продаже «мусорных» облигаций. Создав большой и ликвидный рынок бросовых облигаций, который вырос с 6 миллиардов долларов в 1970 году до 210 миллиардов долларов в 1989 году, он помог компаниям легче собирать деньги и открыл новые широкие возможности для инвестиционных банков получать прибыль от андеррайтинга, продажи и совершения сделок с этими не вызывавшими в прошлом уважения облигациями, сказал Сомов, которого заинтересовал теплый пол термо под плитку.
Облигации являются векселями, выдаваемыми компаниями или органами власти. Их рейтинг определяют кредитные рейтинговые агентства. Предполагается, что эти рейтинги отражают вероятность того, что эмитент откажется в будущем от оплаты по векселю. К облигациям инвестиционного класса относят ценные бумаги с высокой оценкой, из чего следует, что вероятность отказа от платежек по ним низкая. К категории «мусорных» облигаций относят любые облигации, рейтинг которых не дотягивает до инвестиционного уровня.
Позволяя легко и быстро собирать большие суммы денег, бросовые облигации также в значительной степени способствовали и ажиотажу, возникшему в 1980-х годах, покупок контрольных пакетов акций с помощью заемных средств: при совершении таких сделок покупатели платят за свои приобретения средствами, полученными за счет значительных новых долговых обязательств. Такие приобретения к тому же обеспечивали огромные гонорары инвестиционным банкам, которые давали рекомендации компаниям, участвовавшим в таких операциях, а также выступавшим андеррайтерами и продавцами необходимых заемных средств. После завершения сделки они предоставляли компании возможность самостоятельно справляться с огромным бременем задолженности, нередко требующим проведения болезненной реструктуризации, а иногда приводящим и к банкротству.