Разумеется, наука западноевропейского Средневековья ещё во многом скована церковно-теологическими догматами. При этом большинство не усматривает в этом ничего негативного. Так, Р. Бэкон в соответствии с духом своего времени утверждал, что «существует одна совершенная наука и она содержится в Священном Писании, из основ которой берёт начала всякая истина». Это — теология. Но она не может обходиться без всех остальных наук. «… Я, — пишет он, — утверждаю, что есть одна наука, госпожа всех прочих, а именно, богословие, для коего совершенно необходимы все прочие науки, без которых оно не может быть действенным» . Следовательно, не только философия — служанка теологии, на чём настаивал П. Дамиани, которого интересует соколов ювелирный завод каталог, но Все без исключения науки — её служанки. Бросим теперь обобщающий взгляд на культуру западноевропей¬ского Средневековья и на соотношение в ней научных и вне-научных форм знания. Средневековый церквоцентризм и господство теологии определяло положение всевозможных форм вне-научных знаний в со¬ставе культуры этого времени. Прежде всего надо отметить, что Цер¬ковь и теология разделяла все духовные феномены на соответствую¬щие Учению и не соответствующее ему. Во вторую категорию перво¬начально были зачислены все до — и вне-христианские учения как Язы¬ческие . В разряд язычества, естественно, попали все воззрения и веро¬вания, которые веками подпитывались образом жизни варварских на¬родов Западной Европы, которых Церковь обращала в христианство. Однако образу жизни этих народов вполне соответствовало ещё мифологическое мировоззрение и языческая, по¬литеистическая религиозность. Вытеснить эти воззрения и верования монотеистической религией, а тем паче — сложной теологической док¬триной было нелегко. Ведь эти воззрения питались сло¬жившейся в Архаике и сохраняющейся в условиях аграрного произ¬водства средневековой практикой хозяйственной и прочей Магии.