Новая американская мечта теперь формулировалась так: заработать десятки миллионов на Уолл-стрит, где очень популярны подарочные ручки, или на должности менеджера хедж-фонда в Гринвиче, штат Коннектикут. Но у этого варианта были и корни, связывающие его со старой американской мечтой — владением собственным домом. В последние тридцать лет идеология Уолл-стрит очень много позаимствовала у давней, с более глубокими корнями американской идеологии домовладения, которая получила особенно широкое распространение после Второй мировой войны, чему в значительной степени способствовали государственные программы и экономическое процветание, приведшие к появлению среднего класса со своими домами. Уолл-стрит воспользовалась этой идеологией для обоснования центрального места современных финансов в экономической и политической системе, особенно с учетом того, что доля людей, владеющих домами, возросла с 64 процентов, уровня, сохранявшегося в период с 1983 по 1994 год, до 69 процентов в 2000-х годах, максимального на сегодняшний день.
Корни идеологии домовладения уходят в два источника. Первым из них является идея, что домовладение изначально является благом, так как оно способствует личной ответственности, обеспечивает финансовую безопасность, содействует общности людей, заставляет людей заботиться о собственности и т. д. Такой настрой, возможно, как-то связан с тем важным местом, которое независимость и самостоятельность занимают в созвездии американских ценностей. Или он, может быть, является продуктом различных приемов, к которым прибегают органы власти для стимулирования домовладения. Вполне вероятно, частичка истины есть и в утверждении, что домовладение, как правило, порождает положительные внешние эффекты, так как домовладельцы в среднем прикладывают больше усилий для улучшения положения дел в их сообществе, чем те, у кого такой собственности нет. После изучения результатов ряда эмпирических исследований и проведения собственных анализов Эдвард Глейзер и Джесси Шапиро пришли к следующему выводу:
«Существует некий набор свидетельств, доказывающих, что домовладение порождает положительные внешние эффекты для ближайших соседей. Домовладельцы действительно кажутся более активными гражданами. Они голосуют более активно. Они лучше заботятся о своих домах. Дома, которые находятся рядом с домами, принадлежащими конкретным людям, стоят немного дороже домов, рядом с которыми живут арендаторы».