На уровне дохода классовая природа госбуржуазии наиболее мистифицирована. Совокупные потребности и интересы этого класса выглядят потребностями и интересами общества, поэтому граница между общественно необходимым и паразитическим, потреблением в расходовании совокупного государственного дохода размывается. Соответственно средства, собираемые государством, выступают как плата, которую вносят хозяйственные единицы и индивиды за труд по управлению и организации производства. Эти мистификации, которые в искаженном виде отражают реальное положение вещей, осознаются госбуржуазией как действительные отношения и формируют ее идеологию. Она видит себя не классом, а носителем государственной власти, представителем нации и агентом управленческого труда. На поверхности социальных отношений госбуржуазия выступает как совокупность институционализированных социально-профессиональных групп. Эти группы не тождественны тем основным фракциям, на которые можно подразделить госбуржуазию по выполняемым ею функциям. Например, производительную функцию могут выполнять не только управляющие государственных предприятий, но и военные .и политики; функцию государственной власти могут реализовать и администраторы, и военные, и хозяйственники. По мере развития буржуазии как общности классового порядка эти группы множатся, дифференцируются и взаимопереплетаются. При столь разнообразных структуре и функциях госбуржуазии нелегко провести границы этого социального образования. Поскольку оно строится на «осях» собственности, власти и управления, каждый из которых включает как высшие, так и низшие звенья иерархии, то нередко обнаруживается сознательное или бессознательное стремление включить в состав данной классовой категории массовые слои чиновников госаппарата и служащих госсектора. На наш взгляд, такой подход ошибочен, поскольку низшие слои, включенные в механизм классового господства, хотя и функционируют в нем, но не включаются в структуру господствующего класса практически ни по одному из классообразующих критериев, рассмотренных выше. Тем не менее проблема изучения черт, отделяющих госбуржуазию от массовых групп чиновничества и служащих, нуждается в дальнейшей разработке, в процессе которой необходимо «развести» признаки класса и характеристики механизма господства этого класса.