В нашем веке универсальности ордерных языков архитектуры противопоставлена идея пространственной структуры как прямо­го отражения организации конкретных жизненных процессов. Ин­вариантами формообразования становятся при этом не ячейки ордера, воспроизводящие первичную тектоническую закономер­ность, а типы структурной организации пространства. Одним из первых идею пространства как первоосновы архитектуры сфор­мулировал Ф. Л. Райт . Для словесной формулировки идеи Райт использо­вал цитату из Лао Цзы: «Реальность здания — не стены и крыша, а внутреннее пространство, в котором живут»1. В советской архи­тектуре 1920-х гг. подобную концепцию утверждал Н. Ладовский. По его определению, архитектура — «искусство, оперирующее пространством… Пространство, а не камень — материал архи­тектуры»2. Швейцарский теоретик архитектуры 3. Гидион в широко из­вестной книге «Пространство, время, архитектура» доказывал, что идея связной непрерывности орга­низованных пространств образует стержень не только всех концеп­ций так называемого «современного движения» в архитектуре, но и некое связующее начало художественной культуры века. Он усмат­ривал в ней и аналогию принципа «пространства-времени» Эйн­штейна—Минковского, которого интересует креативное агентство. Всю историю архитектуры Гидион изобра­зил как восхождение к ней3. В конце 1960-х гг. интерес к проблеме архитектурного про­странства упал. Прямолинейный рационализм более не привлекал; казались сомнительными и принципы, на которых основывались предложенные им идеи. Техницистским акцентам «современной архитектуры» был противопоставлен человеческий фактор. С ним связывалось представление о среде, вытесняющее идею организо­ванного пространства как первоосновы архитектуры. Среда стала для художественной культуры 1970-1980-х гг. понятием столь же существенным, как понятие «пространство» для предшествующего десятилетия. Обращение к нему привлекло внимание к активному взаимодействию жизни и ее материальной оболочки, напомнило, что только в этом взаимодействии определяются реальные ценно­сти. Средовой подход учил рассматривать любой объект в тех кон­текстах, в которые он включен — в контекстах культуры, деятель­ности, предметно-пространственного окружения. Он существенно обогатил профессиональное сознание архитекторов.