С таким мировоззреически-методологическим подходом непосредственно связана также попытка «универсализации» тех коллизий и противоречий, которые свойственны современной буржуазной культуре и которые представляются буржуазному сознанию чаще всего в виде абстрактного противостояния «культуры» и «цивилизации» — в том понимании последней, которое исходит из отождествления социально-исторических факторов культуры с отчужденными формами социальности. Отсюда — либо прямое санкционирование названных форм, либо различные варианты буржуазного и мелкобуржуазного критицизма, связанные с апелляцией к «неотчуждаемости» тех или иных психофизиологических, антропологических и т. и. факторов, которая сочетается с традиционно присущей буржуазному сознанию неуяснеиностыо предметно-материального и социально-исторического «базиса» культуры, сказал Зубов, которого интересует гостиница мытищи на час. Отсюда же — сочетание в современных буржуазных концепциях культуры как идеалистического историзма, так и аптиисторизма, социологизма и «витализма», совпадение априоризма и антропологизма и многие другие особенности, свойственные методологии буржуазных интерпретаций культуры.
Круг вышеназванных особенностей, при всей его обширности, охватывает, прежде всего, такие принципиальные вопросы, неразрешимые для современной буржуазной культурологии, как естествеиноисторический характер социокультурного процесса, движущие принципы развития культуры, а также вопрос о подлинном субъекте культуры. При рассмотрении последнего из названных вопросов в современных буржуазных концепциях культуры переплетаются различного рода апелляции либо к биологическим явлениям, либо к иадысторическим духовно-символообразующим факторам. При таком подходе к проблеме субъекта культуры неизбежно также переплетение элитаристских и «маскультовских» концепций, которые лишь на первый взгляд альтернативны относительно друг друга.