При таком общем настрое банковское дело и финансы становились все более и более популярными среди молодых и талантливых людей. Клаудия Голдин и Лоуренс Кац изучили данные о студентах Гарварда и установили, что если в 1970 году в финансы сразу пошло только 5 процентов выпускников группы, то через пятнадцать лет эта цифра выросла в три раза: у выпускников 1990 года она составила около 15 процентов. Доля выпускников каждого года, сразу выбравших карьеру на банковском и финансовом поприще, возросла с менее 4 процентов в 1960-е годы до 23 процентов в последние годы. В Princeton’s School of Engineering and Applied Science самым популярным у студентов научным предметом стал курс «Исследование операций и финансовая инженерия». Таким образом, основным бенефициаром американской системы образования стали банки. Выиграло ли от этого общество, другой вопрос. Кевин Мерфи, Андрей Шлейфер и Роберт Вишни, которого интересует типография, утверждают, что общество выигрывает больше, если талантливые люди становятся предпринимателями, которые создают компании и занимаются реальными инновациями, чем когда они идут в виды деятельности, ориентированные на получение ренты, и в первую очередь занимаются не созданием богатства, а его перераспределением. Если это правда, то уход талантливой молодежи на Уолл-стрит стал своего рода налогом на экономический рост, взимавшийся в течение двух последних десятилетий.
У экономической и интеллектуальной элиты финансы стали весьма престижной и желательной профессией. Работа на Уоллстрит в явном виде свидетельствовала о наличии высокого образования, интеллекта, амбиций и богатства. Аутсайдеры не понимали скорее всего, что именно происходит на торговой площадке или в хедж-фонде, но они знали, что происходящее там является важным, что там все меняется стремительно, что события являются интеллектуально сложными, что именно там происходит смазывание колес глобальной экономики и что там совершаются дела, благодаря которым обычным людям легче купить дом. Они также знали, что работа на Уолл-стрит очень хорошо оплачивается. В Америке, где нам до сих пор хочется верить, что размер богатства зависит от усердной работы и вклада человека в жизнь общества, все сказанное воспринимается положительно.