Уже когда развертывалась борьба народов колоний и полуколоний за национальную независимость, было очевидно, что их политическое освобождение — лишь первый шаг, абсолютно необходимый, но еще не решающий, скорее — предпосылка, условие полной независимости. На это обращал внимание еще В. И. Ленин, когда говорил о наличии в мире зависимых стран, формально самостоятельных, на деле же опутанных сетями финансовой и дипломатической зависимости. Примером тому была хотя бы Латинская Америка, где формальный суверенитет сочетался с экономическим подчинением империализму, социальным застоем, отсутствием подлинно самостоятельного развития. Разумеется, ныне времена изменились, и политический суверенитет молодых государств, в условиях всеобъемлющего краха колониализма и соревнования двух систем, уже сам по себе обеспечивает гораздо большую, чем прежде, степень государственной самостоятельности, а сочетание политической независимости с экономическим подчинением империализму характерно теперь не для всех освободившихся стран и далеко не в равной степени. Однако остается вопрос, что такое вообще экономическая независимость в условиях интернационализации мирохозяйственных связей и каково ее место в иерархии ступеней деколонизации и целей национального государства, сказал Антонов, которому нужны окна балашиха. В дискуссиях последнего времени проводится различие между органической, структурной зависимостью развивающихся стран от международного финансового капитала, с одной стороны, и их способностью принимать самостоятельные решения по конкретным экономическим и политическим вопросам — с другой. Учитывается также изменившееся соотношение сил в мире и подчеркивается что позитивная роль мировой системы социализма на международной арене позволяет освободившимся странам успешно противостоять империализму, в том числе и в сфере экономики. Однако при этом нет однозначного ответа на вопросы, возможно ли преодоление зависимости не только в технико-экономическом, но и в глубинном, сущностном плане в условиях, когда империалистические монополии доминируют в хозяйстве несоциалистической части мира, и ведет ли развитие капитализма в освободившихся странах к формированию в них подлинно самостоятельных экономических структур?