До XIX в. боио имело один корпус с одной или двумя внутренними перегородками, который совмещал в себе все основные функции жилища: приемной залы, спальни, чу лана, кухни и столовой. В дальнейшем, хотя и не всегда, а в зависимости от достатка хозяев, происходило расширение боио — за счет навесов и еще одного корпуса, предназначенного для кухни. столовой и чулана или кладовой, в то время как в главном корпусе, собственно называемом «домом». размешались зала и одна-две спальни Главный корпус мог иметь «барбакоа» служившую для хранения зерна или как кладовая, а также портал, который защищал фасад жилища от безжалостного тропического солнца. Несмотря на усилия кубинского государства, начиная с 1959 г., решить жилищную проблему и у странить различия между деревней и городом, груз прошлого мешал ускорить процесс модификации сельского жилища, поэтому все еще сохраняется возведение простых жилищ своими силами или посредством традиционной взаимопомощи. В сохранении архаичных форм сельского жилища также играли роль традиции, отсутствие надежных коммуникаций и, главным образом, материальных ресурсов в результате экономической отсталости, в которой находилась страна к 1959 г. Так, из поколения в поколение передавались навыки строительства собственного дома, и, несмотря на рост экономических возможностей крестьян, рудиментарное боио дожило до наших дней, подвергнувшись небольшим модификациям, связанным с использованием новых стройматериалов для стен, крыш и полов и в некоторых случаях с увеличением числа жилых комнат. В период неоколониальной республики было составлено бессчетное число проектов по превращению боио в дома, называемые «креольскими», для постройки которых должны были использоваться экономичные материалы растительного происхождения, с которыми был знаком кубинский крестьянин. Но эти планы не пошли дальше схем и проектировочных наметок. В 1930-е годы была разработана модель жилиша из двух построек, расположенных ь форме Т. где предусматривались цементные полы, стены из пиленых досок и растительная кровля.