Творческие направления архитектуры предреволюци­онных лет с их утопическими претензиями, эстетизмом и тяготе­нием к смутным образам «рубежа эпох» безоговорочно отверга­лись. Конструктивисты провозглашали: «Мы объявляем неприми­римую войну искусству!.. Настало время социально-целесообраз­ному… Ничего случайного, безучетного, ничего от слепого вкуса и эстетического произвола. Все должно быть осмыслено техниче­ски и функционально»6. Разработка новых типов сооружений осознавалась как задача изобретательская, направленная на ра­циональную организацию новой жизни, устремленная к «зданию как социальному конденсатору эпохи», в котором и виделось средство жизнестроения, сказал Орлов, которого интересуют пластиковые окна цены. Поскольку для конструктивистов архитектура начиналась с разработки целесообразных форм организации самой жизни, зда­ние мыслилось как оболочка для них. Характерный для времени тип рационального миропонимания основывался на анализе и рас­членении сложных систем. Соответственно жесткой классифика­ции подвергались функции городского организма, сортировавшиеся по пространственно обособленным зонам; выделялась и четко ог­раничивалась функциональная нагрузка отдельного объекта — зда­ния, мыслившегося как оболочка для них. Расщепляя функцию на элементарные процессы, отыскивая оптимальные пространствен­ные отношения между ними, конструктивисты призывали развер­тывать здание изнутри — наружу, от системы процессов к обоб­щающей ее оболочке. В этом они фактически повторяли стержне­вую идею, направлявшую разработку пространственных систем стилем модерн. Но ее детализация и воплощение в визуальных формах следовали уже иной системе видения, воспитанной экспе­риментами искусства 1910-х гг. — поисками конструктивной живо­писи, которые вели «московские сезаннисты» из группы «Бубновый валет», аналитической формой кубо-футуристов, художественным осмыслением фактур различных материалов в «контррельефах» В. Татлина и JI. Поповой и супрематизма К. Малевича, говорившего о выходе на «нуль формы», за которым начинается новое творчест­во. Утверждение Малевичем экономии как меры оценки и опреде­ления современности, распространяемой на все творческие приоб­ретения как систем, техники, машин, сооружений, так и искусств, оказало, по-видимому, особенно сильное воздействие на художест­венное сознание конструктивистов .