Общие обвинения в адрес Fannie и Freddie строились на том, что из-за того, что демократы в конгрессе, пытавшиеся увеличить число домовладельцев среди представителей бедных слоев населения и меньшинств, подталкивали организации, финансируемые властями (GSE), покупать все больше и больше субстандартных ипотечных кредитов, резко активизировался этот вид кредитования и также стремительно росли цены на жилье, рассказал Антонов, которого интересует где купить ночные линзы в Москве. (Тем самым подразумевалось, конечно, что финансовый кризис был вызван вмешательством государства в деятельность рынков.) В этой истории действительно есть доля правды. Целевые показатели, устанавливавшиеся Министерством жилищного строительства и городского развития и при Клинтоне, и при Джордже Буше-младшем (в соответствии с законом, принятом в 1992 году), предусматривали, что сначала 42 процентов, потом 50 процентов и, наконец, 56 процентов кредитов, купленных Fannie и Freddie, шли людям с низким или умеренным доходом. В 2002 году в рамках проекта администрации Буша «План реализации американской мечты» (Blueprint for the American Dream) эти две организации взяли на себя обязательство выделить,1 триллиона долларов на кредиты для заемщиков из категории меньшинств.
Однако самые рискованные ипотечные кредиты, те, которые вытолкнули жилищный пузырь на головокружительную высоту, для Fannie и Freddie были недоступны. Они просто не могли купить много субстандартных ипотечных кредитов (или их секьюритизировать), поскольку такие кредиты не соответствовали заданным стандартам ипотеки. Как частные корпорации, стремящиеся к получению максимальной прибыли, Fannie и Freddie пытались добиться ослабления установленных стандартов андеррайтинга, чтобы также поучаствовать в «вечеринке», но для этого надо было добиться снижения требований к документации, предоставляемой потенциальными заемщиками, и кредитным стандартам. Однако в конечном счете регулирующие ограничения не позволили им слишком сильно заняться субстандартным кредитованием. Вот что по этому поводу писала эксперт в области жилья Дорис Данжи: «Достаточно хорошо противостоять непреодолимой силе «инноваций» помогли непоколебимые препятствия в виде регулярно подтверждаемых предельных величин кредита и установленных в уставе ограничений на работу только с кредитами с максимальным значением [отношением суммы займа к оцененной стоимости заложенного под этот заем имущества], равным 80 процентам… а также все остальные нормативные барьеры».