Когда в 1998-м произошло слияние Travelers и Citicorp, объединение крупного коммерческого банка и крупной страховой компании, которая владела крупным инвестиционным банком, по закону Гласса — Стиголла требовалось, чтобы возникший новый Citigroup в течение двух лет разделился на составляющие. Единственным выходом для Citigroup была отмена этого закона. Конгресс отреагировал на возникшую ситуацию принятием в 1999 году закона Грэмма — Лича — Блайли, в соответствии с которым появилась новая категория финансовых холдинговых компаний, которые имеют право заниматься любой деятельностью финансового характера или как-то связанной с финансами, или являющейся дополнительной к финансовой деятельности, в том числе банковским делом, страхованием и ценными бумагами. После появления такого закона мечта Дональда Ригана о создании настоящего финансового супермаркета, который может предложить все финансовые услуги, стала не только юридически возможной, но и реализовалась в виде нового Citigroup.
Принятие закона Грэмма — Лича — Блайли освободило не только Citigroup от выполнения предписаний, но и Bank of America, JP Morgan Chase, First Union, Wells Fargo и другие коммерческие мегабанки, созданные в ходе прошедшей волны слияний, после чего они могли с головой окунуться в операции покупок, секьюритизации, продаж и сделок с ипотечными кредитами и ценными бумагами, обеспеченными пулом ипотек. Поскольку не было никакой возможности отделить операции банков с ценными бумагами от обычных банковских операций, это означало, что государственные гарантии, выданные банковской системе, которые действуют с 1930-х годов, фактически оказались распространенными и на инвестиционную банковскую деятельность, сказал Орлов, который думает форель купить. Теперь депозиты, застрахованные Федеральной корпорацией страхования депозитов (FDIC), можно было инвестировать в рискованные активы и иметь гарантию того, что при понесении убытков FDIC их возместит. Чем крупнее банк, тем сильнее выдаваемые ему государственные гарантии. В 1984 году, когда властям пришлось спасать Continental Illinois, контролер денежного обращения заявил, что первые одиннадцать банков страны слишком огромные, чтобы потерпеть крах; к 2001 году банков, которые были такими же крупными в экономике, как одиннадцатый по величине банк в 1984 году, стало уже двадцать. Как и в любой капиталистической системе, банковские служащие и акционеры получают прибыль от своих более рискованных видов деятельности, но теперь за их возможные потери будет расплачиваться федеральное правительство.