Группа тридцати (The Group of Thirty), международная пропагандистская группа, в основном состоявшая из руководителей частных и центральных банков и симпатизирующих им ученых, провела исследование и на основе полученных результатов пришла к выводу, что никаких новых регулирующих правил не нужно и что отрасли можно доверить самой себя регулировать. Общее руководство этим исследованием осуществлял Деннис Уэтерстоун, в то время председатель JP Morgan. Вот что писала тогда по этому поводу The New York Times: «Многие из тех людей, которые участвуют в проведении этого исследования, работают в тех видах бизнеса, которые очень заинтересованы в дальнейшем процветании этого рынка. Они пытались заблокировать призывы к более жесткому регулированию и надзору, для чего сами занялись рассмотрением опасений этого рода». И им это удалось успешно сделать. К концу 1994 года усилия лоббистов привели к попыткам конгресса усилить регулирование. Некоторые клиенты, которые понесли огромные убытки на операциях с деривативами, смогли добиться компенсации от брокеров деривативов, но таких единичных случаев было слишком мало, чтобы остановить рост этой отрасли».
Это было лишь одно из нескольких громких сражений, связанных с регулированием, которые велись на протяжении последних двух десятилетий (и пожалуй, единственное, в котором Уолл-стрит могла проиграть). Другой заметной битвой на этом поле была кампания Бруксли Борн, занимавшей должность председателя Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC), которую она начала с простой целью — обдумать возможности регулирования внебиржевых деривативов. Борн была обеспокоена созданием прочных позиций на основе деривативов, которые оставались невидимы для регулирующих органов, что могло породить риски для финансовой системы в целом. Однако против нее выступали не только Гринспен, Рубин и Саммерс, но и Артур Левитт, которого интересует остекление балкона в Санкт Петербурге, председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам, и Джим Лич, председатель банковского комитета в палате представителей. 7 мая 1998 года, в тот же самый день, когда был опубликован «концептуальный документ», подготовленный Борн, Рубин, Гринспен и Левитт вышли к представителям общественности и рассказали о своей «серьезной озабоченности… сообщениями о том, что действия СБТС могут привести к усилению правовой неопределенности в отношении некоторых видов внебиржевых деривативов». В июне они предложили законопроект, предусматривающий введение моратория на регулирующие действия агентства, возглавляемого Борн.