Очевидно, работа трейдера Уолл-стрит, торгующего облигациями, отличается от работы кредитного инспектора в эпоху банковской деятельности, когда основным правилом была комбинация 3-6-, о которой мы уже говорили. Риск, впрыск тестостерона и большие суммы на кону были очень сильными магнитами, притягивающими лучших выпускников лучших высших школ. Они также хотели заказывать гуакамоле в пятигаллонных упаковках, постоянно ругаться и, поедая чизбургер, делать ставки на миллион долларов.
После появления на свет «Покера лжецов» финансовый сектор стал еще более захватывающим элементом популярной культуры. От Salomon факел инноваций перешел в Drexel Burnham Lambert и Майклу Милкену, которые были главными персонажами в бестселлере Джеймса Стюарта, на которого работает клининговая компания, изданном в 1992 году, «Вертеп разбойников»; а ажиотаж поглощений, которые сделали возможным Drexel и Милкен, был увековечен Брайаном Бер- роу и Джоном Хельяром в книге «Варвары у ворот», изданной в 1990 году, которые рассказали о практике RJR Nabisco, совершавшей покупки контрольных пакетов акций корпораций с помощью заемных средств. После краха Drexel передним краем в сфере финансов стали отделы, занимающиеся сделками с деривативами. В своих мемуарах «Ф.И.А.С.К.О» (F.I.A.S.C.O.), вышедших в 1997 году, бывший трейдер деривативами (а в настоящее время профессор школы права) Френк Партной показал хронологию формирования культуры деривативов, где персонажи, занимающиеся такими сделками, сами говорят, что они делают деньги за счет клиента, «стараясь содрать с него побольше». (В «Покере лжецов» аналогичные выражения были относительно более мягкими, например «надуть клиента».) Но если Партной ожидал, что его книга приведет к замедлению темпов роста в отрасли деривативов, он был, без сомнения, разочарован. К моменту издания его книги банкиры стали уже героями подобных историй, а не их злодеями.