Увеличится прослойка местных менеджеров. Действия ТНК в освободившихся странах приведут к образованию вокруг них «неокомпрадорского» класса; но они же, независимо от своих намерений, будут содействовать и становлению местной предпринимательской прослойки и усилению концентрации капитала в ее среде, и если раньше местная буржуазия оперировала преимущественно в сфере услуг, то сегодня и завтра возьмется и за промышленность. Накапливается технический, управленческий, экспортный опыт, улучшается качество продукции. Она уже начинает конкурировать с Западом на его собственных рынках.
Такие процессы действительно имеют место, но они развиваются крайне неравномерно; здесь-то и проявляется дифференциация. У Бангладеш, Верхней Вольты или Чада перспективы в данном плане не очень широки, но можно перечислить и страны, допустим Нигерию, Заир, Филиппины, которые при благоприятном стечении обстоятельств смогут в обозримом будущем преодолеть рубеж отсталости. Иностранный капитал стимулирует в них капиталистическое накопление. К тому же сильное государство, интенсивно эксплуатируя рабочую силу и повышая норму накопления, в состоянии создать такой индустриальный сектор или же высокопродуктивный аграрный сектор, который сможет занять вполне конкурентоспособное место в капиталистическом хозяйстве. Отталкиваясь от этого, также можно создать в перспективе достаточно диверсифицированную экономику. Раньше в нашей литературе отмечалось лишь, что капитализм не заинтересован в индустриализации отсталых стран, чтобы не создать себе конкурентов. Но действительность оказывается сложнее: законы конкуренции заставляют западный капитал внедряться в обрабатывающую промышленность этих стран, создавать в них рынки для сбыта средств производства, а они, по прогнозу ОЭСР, будут до 2000 г. расти быстрее западных. Что же касается технологии, то треть американского экспорта наукоемкой продукции поглощают Мексика, Венесуэла, Сингапур, Южная Корея, Тайвань и Гонконг, а 40% японского поступает на Тайвань, в Южную Корею и Сингапур. Такая концентрация вполне объяснима, ибо технология «липнет» к капиталу, не желающему терять над ней контроль даже после передачи, и 80% лицензий, продаваемых в развивающиеся страны., идет не их предприятиям, а филиалам ТНК. Наконец, эта концентрация в равной мере характерна для западных стран, занимающих в диалоге «Север — Юг» как жесткие, так и либеральные позиции. Например, в Латинской Америке 4/б шведского наукоемкого экспорта идет филиалам ТНК Швеции в Бразилии; на Среднем Востоке особенно велика доля Саудовской Аравии, в Азии — Малайзии и Сингапура.