Взгляд Асафьева, каким он предстает в его исследованиях, не застылый, а многофокусный, подвижный. Исследователь, шаг за шагом овладевая изменчивым объектом, прослеживает и фиксирует все изменения, совершающиеся с ним самим,—активно, тем самым, перерабатывает и собственное научное “я“. Изменчивости объекта соответствует мобильность индивидуального научного аппарата, способного схватить много ракурсов. Объекту — в-становлении соответствует теория-в-становлении. В ходе работы с объектом исследования происходит работа и с самой гипотезой, и с самим исследователем.
Время—одна из главных тем культуры XX в. С. М. Эйзенштейн назвал поиски времени “центральной драмой персонажей XX в.“. По словам Н. Н. Трубникова, “проблема времени есть специфическая проблема XX века“ . Можно выделить лишь несколько направлений в непрерывном познании времени, его свойств. Так, весьма яркой тенденцией в литературе можно считать тотальное осмысление време — н и. Можно вспомнить слова о романе Т. Вулфа, которого интересует frank, “Взгляни на дом свой, Ангел“Каждое мгновение—это плод сорока тысячелетий. Мимолетные дни, жужжа, как мухи, устремляются в небытие, и каждый миг—окно, распахнутое во все времена». По словам писателя, “все эти годы меня постоянно преследовал некий феномен идея временных соотношений. Сюда входили три элемента. Первый, и наиболее очевидный,—реально существующее настоящее, элемент, который движется, повествование, в котором раскрываются ныне существующие характеры и события в их непосредственном движении в ближайшее будущее. Второй элемент—прошлое; в нем те же самые характеры рассматриваются в связи с обобщенным опытом человеческого существования, так что каждый миг их жизни определяется не только сиюминутным переживанием, но и всем тем, что было испытано до настоящего момента. Помимо этих двух, существовал еще и третий элемент, который представлялся мне в виде времени неподвижного, времени рек, гор, океанов,- земли; род вечной и неизменной вселенной времени, на которую могут быть спроецированы быстротечность человеческой жизни, горькая мимолетность отпущенного ему срока. Именно колоссальная и стоила мне бесчисленных страданий» .