Сказанное не относится к математическим выводам, сделанным на основе гипотезы эффективного рынка, но они естественным образом с нею связаны. Базовым допущением была идея, что если финансовая операция осуществляется, это хорошо. Это убеждение отражает общий экономический принцип: если считать, что действующие лица являются совершенно рациональными субъектами и обладают полной информацией и что нет никаких экстерналий, то все совершаемые сделки должны быть выгодны для обеих сторон, сказала Сомова, которую интересует корсет шено стоимость. Но лишь немногие экономисты считали, эти предположения на самом деле соответствуют реальному миру. И в течение следующих нескольких десятилетий десятки ведущих экономистов, таких как Джозеф Стиглиц, Роберт Шиллер и Ларри Саммерс, приступили к подкопам под стены гипотезы эффективного рынка. Брэд Делонг, Андрей Шлейфер, Саммерс и Роберт Уолдман создали модели, показывающие, что «ажиотажная торговля может привести к большим расхождениям между рыночными ценами и фундаментальными ценностями». С этим согласился даже Фишер Блэк (получивший известность благодаря формуле Блэка — Шоулза). В 1985 году на встрече членов Американской финансовой ассоциации (American Finance Association), он заявил, что невозможно показать разницу между шумом и информацией и поэтому, следовательно, невозможно определить, кто из трейдеров является «технарем» (noise trader; к этой категории относят тех, кто считает, что курсы зависят преимущественно от технических факторов. — Прим. перев), а кто — «информаци- онщиком» (information trader; те, кто обладает якобы какой-то дополнительной информацией, недоступной другим или получаемой другими с опозданием).
Гипотеза эффективного рынка создавалась не в вакууме; ее относили к передовым теориям широкого движения в экономике, представители которого выступали за ослабление регулирования и дальнейшую либерализацию рынков. К 1990-м годам также был достигнут консенсус, что развивающиеся страны должны отказаться от ограничений на движение капитала и открыть свои экономики для иностранных денег. Такая политика, предложенная сначала Стэнли Фишером, который в те годы занимал вторую по важности должность в Международном валютном фонде, обосновывалась аргументом, что «свободное движение капитала способствует более эффективному распределению глобальных сбережений и помогает направлению ресурсов туда, где они используются наиболее продуктивным образом, что способствует ускорению экономического роста и повышению благополучия», и что получаемые при этом преимущества перевешивают любые возникающие при этом риски. Но далеко не все серьезные аналитики соглашались с этим предложением, а некоторые из них относились к нему вообще скептически.