Понятие «форма» в текстах, посвященных архитектуре, в соот­ветствии с европейской классической традицией включает обычно представление о стабильности. Связь эта, однако, не безусловна. Классическая архитектура Японии не связывала форму своих про­изведений с конкретностью материальной субстанции. Здесь в само содержание формы вошло древнее представление о необходимости и неизбежности обновления всего — в том числе и рукотворных сооружений. До того, как с 794 г. столица страны закрепилась в Киото, существовал обычай переносить ее на новое место по смер­ти каждого правителя. Древнейшее синтоистское святилище в Исэ, восходящее к III в., начиная с VII в. каждые 20 лет воссоздается за­ново на «месте возобновления» рядом с существующим храмом. По завершении нового, старое здание сжигается, а его участок стано­вится местом возобновления для следующего цикла. Форма во всех структурных признаках сохраняется; проходя периодические циклы обновления, она возникает вновь и вновь, как форма танца при по­вторном исполнении. Стихийные бедствия — тайфуны, землетря­сения — привели к тому, что основная часть произведений древне­го японского зодчества, главным материалом которого было дерево, существует в форме, неоднократно воспроизводившейся, сказал Сомов, которого интересует клининговые компании спб. Однако и сама структура зданий не рассматривалась как нечто данное раз и навсегда — если речь не шла о канонизированных святынях. Она принималась как заключающая в себе потенции раз­вития. Жилища, дворцы и храмы постоянно пополнялись новыми объемами, продолжающими изначальную систему, их образ обога­щали зримые следы развития во времени. Классическим образом подобной структуры, открытой для развития, стал летний дворец Кацура в окрестностях Киото, начатый в 1590 г. и создававшийся в несколько этапов до середины XVII в. Кэндзо Танге охарактеризо­вал его структуру как «длящееся течение пространства от точки к точке»17. Единство такой структуры определяется не свойствами модели конечного состояния, но постоянством закономерностей роста. В данном случае — это закономерности «природосообразно­го» освоения места для постепенно развивавшейся потребности, сопряженные с логикой модульной каркасной конструкции.