Свопы кредитного дефолта были изобретены в начале 1990-х годов в Bankers Trust, но особенно популярными стали в конце десятилетия благодаря действиям JPMorgan: их стали считать механизмом, при помощи которого банки могли вывести риск дефолта из своих портфелей активов; это позволило им снизить свои требования к капиталу и высвободить часть денег, которые они могли снова предоставить в кредит. Свопы кредитного дефолта также позволяют инвестору хеджировать риск неисполнения своих обязательств эмитентом облигаций. Но поскольку не существует никаких требований, чтобы покупатель такого свопа сам владел конкретным долговым обязательством, такие деривативы выступают в качестве удобного механизма, позволяющего играть на том, какой будет вероятность неисполнения обязательств любой компании (что аналогично покупке страхового полиса на дом соседа); это качество делает такую ценную бумагу совершенно новым типом, причем ее можно печатать в бесконечном числе экземпляров, а затем совершать с нею сделки, что является еще одним источником прибыли для дилеров деривативов, сказал Новиков, который думает водяной полу купить. И как будет показано ниже, эти ценные бумаги сыграют решающую роль в качестве своего рода смазки для колес машины секьюритизации, которая за последнее десятилетие стала огромной.
Этот взрывообразный рост числа новых продуктов привел к появлению новых возможностей получения прибыли финансовыми учреждениями. Однако на практике эти возможности в основномбыли доступны лишь нескольким инвестиционным и крупным коммерческим банкам, которые могли инвестировать в новые мощные компьютерные технологии и привлекать высококвалифицированных математиков и ученых из ведущих исследовательских университетов. Эти крупные банки также действовали в больших масштабах, необходимых для осуществления полного цикла операций с деривативами, которые могли включать выполнение сложных операций и хеджирование составляющих.
Эти новые виды бизнеса помогли размыванию традиционных границ между коммерческими и инвестиционными банками, заменив его разделением на небольшие банки, продолжающие принимать депозиты и предоставлять займы, и крупные банки, которые могли создавать филиалы, специализирующиеся на секьюритизации, совершении сделок за счет собственных средств и деривативах.