Из вышеизложенного ясно, что микроскопические части организма состоят из сообщества молекул, каждая из которых, судя по всему, слепо реагирует на физические силы, действующие на них в данной точке времени и пространства. При этом каким-то образом им удается сотрудничать и подчинять индивидуальное поведение общему порядку. Благодаря замечательным достижениям современной молекулярной биологии мы можем наблюдать столкновение идей, порожденное древним противостоянием между атомизмом Демокрита и холистической телеологией Аристотеля, сказал Новиков, которого интересует ноутбуки. Как отдельные атомы, двигающиеся в строгом соответствии с причинно-следственными законами физики и реагирующие только на локальные силы, производимые соседними атомами, могут, тем не менее, действовать сообща целенаправленным, организованным и слаженным образом в масштабе расстояний, намного превосходящих протяженность меж — молекулярного пространства? Это и есть «глубокое эпистемологическое противоречие» Моно, описанное выше. Несмотря на непреклонные механистические симпатии современных биологов, данное противоречие рано или поздно возникает всякий раз, когда предпринимается попытка свести все биологические явления к молекулярной физике. Так, генетик Джузеппе Монталенти пишет: Структурная и функциональная сложность организмов, и прежде всего фи — нализм биологических явлений, представляют собой непреодолимую трудность, неразрешимую апорию, которая делает невозможным принятие механистического объяснения жизни. Именно поэтому в соперничестве объяснений, предложенных Аристотелем и Демокритом, победа оставалась за первым, с самого начала и до наших дней. Любые попытки утвердить механистическое объяснение наталкивались на следующие факты: а) законы физики не подходят для объяснения биологического финализма; б) физические схемы слишком грубы для столь тонких и сложных биологических явлений; в) «редукционизм» не смог воспринять то, что на каждом уровне интеграции биологических систем появляются новые свойства, нуждающиеся в новых объяснительных принципах, неизвестных физике.