Проблема впервые проявилась в 1996 и в начале 1997 года у чеболов меньших размеров, которые занялись рискованными сделками на заемные деньги, пытаясь войти в «высшую лигу». Hanbo Group (чьим основным и крупным направлением деятельности было производство стали), в 1995 году занимавшая среди чеболов 14-е место, в январе 1997 года объявила о дефолте по своим долгам; с серьезными финансовыми трудностями также столкнулся и Kia, автопроизводитель, тративший большие средства на то, чтобы проникнуть на рынок СШАю. Пришлось вмешаться властям, которые предоставили различные пакеты спасения даже сравнительно небольшим чеболам. Эта помощь была, как правило, в виде субсидий или других форм и осуществлялась так, чтобы относительно здоровые компании могли поглотить компании, терпящие крах, и тем самым сократить число ликвидируемых рабочих мест, сказала Володина, которой нужна процедура микроблейдинг бровей. Крупнейшие фирмы получали более сильные государственные гарантии, хотя они предоставлялись в неявном виде. Прежде всего, все крупные структуры были убеждены, что правительство не позволит им рухнуть, и это действительно помогало им не оказаться в тяжелом положении. Тем не менее к лету 1997 года шесть из тридцати крупнейших бизнес-групп обанкротились.
Корейская модель с ее высоким уровнем краткосрочного долга останется, казалось, устойчивой до тех пор, пока экономические перспективы будут выглядеть сильными и инвесторы будут считать, что компании смогут расплатиться по своим долгам. Однако финансирование долгосрочных инвестиционных программ за счет краткосрочных внешних заимствований приводит к большой уязвимости: если кредиторы начинают беспокоиться о том, будут ли погашены кредиты, они будут стараться вытащить свои деньги (отказываясь пролонгировать кредиты), но из-за того, что компании вложили взятые деньги в программы долгосрочного инвестирования, они не смогут рассчитаться с долгами, если кредиторы этого потребуют. В сложившейся ситуации уязвимость структур бизнеса только возросла из-за того, что кредиты были в долларах США, так как у кредиторов возникли опасения, что плохие прогнозы по этой стране станут самосбывающимися; а это происходит, если иностранные банкиры и держатели облигаций начинают очень активно, стараясь опередить друг друга, забирать свои деньги, что вызывает дефолт, которого все так боятся.