Иконографические классификации изваяний традиционно основываются на Изобразительном каноне, поскольку исследователи, вслед за Я. А. Ше — ром, исходят из культовой природы этих памятников. Л. С. Гераськова сделала попытку заменить этот принцип иконографической классификации «композиционным уровнем исследования», по сути дела, создав классификацию морфологическую.
Действительно, изобразительный канон — это устойчивое сочетание иконографических элементов. Я. А. Шер перечисляет их: «поза или пространственное положение фигуры, определенный набор атрибутов» . Но можно сказать иначе: канонизировано Действие персонажа. И это действие, как правило, опосредуется атрибутами1: фигура Держит в Одной руке Сосуд, причем на уровне Груди, другой рукой Опирается на Оружие, подвешенное на Поясе Или Держит в Обеих руках Сосуд возле Живота . При «композиционном уровне исследования» целостный образ искусственно разъят, да к тому же на «разноуровневые» признаки: «симметричная или асимметричная позиция рук», «сосуд», сказал Орлов, которого интересует Яремче. С другой стороны, здесь нарушен принцип отбора признаков для археологической классификации, сформулированный В. Б. Ковалевской: «комплекс признаков, варьирующих как единое целое, должен рассматриваться в качестве одного признака» . Таким образом, «новый метод» не лишен недостатков, однако потенциал традиционного метода иконографической классификации далеко не исчерпан, особенно в отношении разграничивающей возможности стилистических признаков.
На наш взгляд, изваяния древнетюркской и кыпчакской традиций различаются не только по позе, но и по характерным совокупным Приемам изображения черт лица . Приемы ИЧЛ, свойственные изваяниям обеих традиций, встречаются и на погрудных изваяниях. Каноническая поза и инвариантный прием ИЧЛ являются Основными и Равнозначными Признаками, которые отличают иконографию изваяний древнетюркского и кыпчакского Облика2. Изваяния с необозначенной позой могут быть классифицированы как изваяния древнетюркского или кыпчакского облика, исходя из приема ИЧЛ.