После введения гильдейского устройства каждая гильдия избирала своего старосту (старшину), на которого с согласия данного гильдейского сообщества купцов, возлагалась раскладка казенных податей и сборов, общественных и городских повинностей купеческого сословия.
На общих собраниях городское купечество выбирало своих ратманов в городские органы управления. В состав городских дум входили представители от купцов в лице присяжных оценщиков имущества, которые занимались, в том числе, оценкой домов и других строений (город покупал построенные купцами здания для казенных нужд). Вместе с тем деятельность оценщиков не оставалась без контроля со стороны самого купеческого общества, которое несло ответственность за действия своих представителей, сказал Антонов, которого интересует банкетный зал ресторан. Если оценщики уличались в «неблаговидных действиях», «угрожающих (чести) избравших их», например: увеличение оценочной стоимости в интересах подрядчика (купца), наносящее тем самым ущерб городской казне, общество вносило в городскую думу «протестное объявление» и требовало переоценки. Купцы избирали своих депутатов в торговые комиссии, ежегодно учреждаемые при думах, в компетенцию которых входил контроль над соблюдением правил торговли на рынках и базарах, а также упорядочение торговли в городе. Так, например, торговая комиссия в 1842 г. внесла в думу предложение «об учинении последней постановления, запрещающего торговлю товарами в разнос по городу и обязывающее производить торговлю только в лавках». Обращалось внимание на отслеживание и установление единых цен на товары жизненной необходимости, в первую очередь на крестьянскую продукцию, зачастую скупаемую у крестьян местными торговцами-перекупщиками. Цены на товары находились в зависимости от подвоза и подвергались частым колебаниям.
Собрания кишиневских купцов проходили в городском Клубном доме (позднее Купеческий клуб), где обсуждались и принимались общие решения («приговоры») по вопросам, связанным с городскими нуждами, требующим их непосредственного участия: это могло касаться строительства казарм для войск, расквартированных в Кишиневе, ассигнований на строительство телеграфной линии, железной дороги и других общественных надобностей.