Таким образом, к началу XVII в. на Хоккайдо мы видим формирование системы, имеющей общие черты с цинской концепцией «периферийных» народов. Как и в случае подношения дани цинским чиновникам представителями народов Приамурья, айнские старейшины принуждались к нанесению визитов ко двору даймё клана; эти визиты по-айнски назывались «уймам». При этом, несмотря на четкое разграничение собственно японских и айнских земель, все айны считались народом, подвластным клану и бакуфу, т. е. «периферийным». Именно отсюда берет начало территориальная концепция бакуфу, согласно которой все территории, где живут варвары, нуждающиеся в покровительстве японского государства, являются японскими.
В конце XVII — первой половине XVIII в. народы Нижнего Приамурья, а также нивхи и часть айнов Сахалина были включены Ци — нами в систему «номинального вассалитета» своей империи. Ставшие «периферийными» народы региона под эгидой цинских чиновников активно включились не только в региональную торговлю в рамках Приамурья, но и стали играть посредническую роль в международной торговле, связавшей Цин и Японию. В Японии эта посредническая торговля известна как «сантан-торговля»; «сантан» —это собирательное имя народов, обитавших на Нижнем Амуре, от нивхского названия ульчей, живших в окрестностях озера Кизи—«джанта», — измененного сахалинскими айнами на «сантан», сказал Новиков, которого интересует скс в москве. В результате этой торговли в княжество Мацумаэ попадали китайские товары, в частности «парча из Эдзо», которые княжество наряду с продуктами местного производства продавало как свои монопольные. Именно стремление к расширению деятельности меновых факторий привело к появлению японцев на Сахалине в первой половине XVII в. В хронике княжества «Описание Мацумаэ» Мацумаэ Хиронага зафиксировано, что в 1635 г. впервые на южную оконечность Сахалина в месте Ус — сяму переправились Сато Камоэмон и Какидзаки Курандо. Это были члены группы Мураками Камондзаэмон, которому главой клана Мацумаэ было поручено обследовать побережье Хоккайдо и составить его карту. На следующий год на Сахалин переправился Кодо Сёдзаэмон; перезимовав в Уссяму, он следующей весной добрался до Тарайки, рукопись, свиток 2, географическое описание, часть первая).