Что касается самой деятельности новых городских дум, то за ними сохранялись права и функции прежних органов городского общественного управления «попечение и распоряжение по городскому хозяйству и благоустройству».
В 1871 г. была открыта новая городская дума в Кишиневе, а с 1872 по 1874 г. подобные органы начали действовать еще в 4 городах Бессарабии Аккермане (1872), Бендерах (1873), Сороках и Хотине (1874 г.).
В Оргееве и Бельцах, поскольку они все еще оставались в частном владении, введение нового городового положения не представлялось возможным. В1877 г. здесь было введено «упрощенное» общественное управление, состоявшее только из одного избранного городским собранием уполномоченного старосты и его помощников. Однако отсутствие прав и средств фактически лишало эти органы возможности оказывать сколько-нибудь существенное влияние на управление городским хозяйством, сказала Зубова, которой нравятся янтарные украшения. Чиншевое право значительно тормозило развитие владельческих городов.
В 1878 г. в результате последней русско-турецкой войны 1877— 1878 гг. по условиям Сан-Сгефанского мирного договора и Берлинского трактата России возвращалась территория Южной Бессарабии с городами Измаил, Рени, Килия, Кагул и Болград, а также посадами Вилков и Туэла. Первое время в них продолжали действовать прежние румынские законы. Некоторые изменения, которые вскоре были введены правительством, касались прежде всего органов судопроизводства и полиции. Они заменялись на учреждения, действовавшие в соответствии с общероссийскими законами. В то же время перемены не коснулись органов самоуправления. Они продолжали существовать на основе румынского законод ательства, которое, впрочем, имело много схожего с общепринятым российским «Городовым положением».