Но М. Лютер и другие реформаторы актуализировали именно авгутиновскую «теологию воли» и связанное с ней понимание соотно¬шения естественного и сверхъестественного, а также августи — новский вариант идеи предестинации. Не случайно М. Лютер очень неприязненно относился к Фоме Аквинскому и к схоластике в целом. Абсолютизация Воли неизбежно влечёт абсолютизацию Веры. Принимаем девушек на работу. Основное положение учения Лютера — sola fide. «Да будет проклят христианин, если он без веры принимает то, что ему предписано!» — восклицает Лютер. Основатели протестантизма радикализовали августиновское учение, сделали его более жёстким. В свете протестантизма ни одна тварь не обладает суверенностью и своезаконностью; она всецело зависит от воли Бога. В отличие от томистской картины мира, в которой Бог редко сам вмешивается в ход мировых процессов и возлагает это на ангелов, Ж. Кальвин утверждает, что Бог Сам непосредственно всту-пает в контакт со своими творениями. Понятие чудесного, как и у Ав¬густина, совпадает с понятием сотворённого. В этом свете лишается смысла иерархия мироздания и наличие особых «природ» у находящихся на разных ступенях иерархии тварей. Существует только Бог и сотворенный им мир, природа, в которой все твари Равны. Схоласти¬ческая картина мира отбрасывается. Лютер и другие реформаторы, отбросив образ природы, как он представлен в томистско-схола-стической картине мира, отбросили и тот статус, который имела При¬рода в учении Аквината. «Природа, материя начинают мыслиться в соответствии с новым мироощущением как нечто принципиально косное и мёртвое, наполняемое движением и жизнью извне деятель¬ностью супранатурального могущественного творца»