Если реки сливались под острым углом, возникала секторная планировка, причем для крепости выбиралось место на мысу, но посадские постройки оказывались как бы зажатыми между двумя реками, которые играли роль ограничивающих планировочных осей, сходящихся под углом 70— 120°. Тем не менее именно такая схема наилучшим образом защищала город от вторжений: между двумя реками по дуге прорывался защитный ров внешних укреплений.
С ростом поселения как естественные речки и овраги, так и искусственные препятствия чаще всего становились помехой для застройки, которая все более удалялась от торга и кремля. Уже поэтому судьба их была предрешена: отрицательные формы рельефа засыпались (не случайно именно на бывших рвах мы обнаруживаем наиболее мощный культурный слой), положительные — срывались и выравнивались как утратившие свои фортификационные качества и служившие помехой новому этапу освоения.
Территория равнины лишь кажется плоской. На самом деле на ее поверхности существует сложная система тальвегов (линейно вытянутых понижений — ложбин и лощин, долин ручьев) и «ребер», т. е. местных складок рельефа — небольших водоразделов, которые разделяют тальвеги. Строители старых городских улиц очень тонко понимали эти различия, располагая жилые дома вдоль ребер-водоразделов, а тальвеги оставляя свободными от застройки.
Наилучшим образом этот принцип градостроительного освоения сохранился в тех частях русских городов, которые возведены на поверхности обширных равнинных пойм крупных рек, например Волги. Так, в заволжской части Ярославля можно ясно наблюдать линии улиц, протянувшиеся параллельно берегу Волги. При этом дома поставлены (все, как один, — «в линеечку») на гребневой высокой части пойменных грив, в то время пространства межгривных понижений никогда не застраивались и использовались под сенокосы и пастбища. Сухие песчаные гривы поймы Волги служили хорошим основанием для фундаментов домов, которые вдобавок к этому еще и «сажались» на высокий подклет, что позволяло жителям переживать нередкие «буйные» волжские паводки с выходом воды за пределы пойменных бровок. В межгривных понижениях, где уровень грунтовых вод практически всегда находился у дневной поверхности, для лучшего дренажа откапывали пруды, а для спуска излишков воды прокладывали по днищу ложбины искусственные русла так называемых волушек.

Добавить комментарий